01.02.2016Музей детского народного календаря

С начала XIV века известен Покровский монастырь в Хотькове. В нем находится рака с мощами родителей преподобного Сергия Радонежского – Кирилла и Марии. Среди многих рукоделий его насельниц были раньше мячики – лоскутные мячики-гремушки. О них, вспоминая поездку на Богомолье, к Троице, писал И.С. Шмелев: старая монахиня говорила путникам: «Уж заночуйте у родителей Преподобного, <…> помолитесь, панихидку по родителям отслужите, схимонаху Кириллу и схимонахине Марии. И услышит вашу молитву Преподобный. У нас хорошо, порядливо … под Покровом Владычицы обитаем. <…> Рукодельица наши поглядите, кружевки, пояски …деткам мячики подарите лоскутные, с вышивкой, нарядные какие…».

Должно быть, знал такую игрушку и писатель Борис Шергин. Он с конца 1930-х годов обычно проводил в Хотькове летние месяцы. «Всему миру, можно сказать, известны были хотьковские «мягкие» игрушки, а также всякое художественное вышивание», – писал он.

Технология изготовления мячиков в советское время была утрачена. Но в конце 1990-х годов ее удалось восстановить искусствоведу Галине Львовне Дайн, замечательному специалисту по народной игрушке, которая живет в Хотькове. Она не только выяснила технологию, но и освоила изготовление. Бересту, мох – материалы, которые применялись раньше, не так легко теперь достать. И она предложила делать мячики с использованием современных материалов. Девочки в монастырском приюте научились этому рукоделию. Да и во многих местах России руководительницы кружков детского творчества подхватили начинание. Мячики получаются такими же яркими, нарядными, как и в прошлом. И также мягок звук этих погремушек.

В книге о хотьковских мячиках Г.Л. Дайн пишет, что «народная игрушка, ее искусство и ремесло тесно связаны с православной культурой, с художественной жизнью монастырей». Это мы ярко видим и по Сергиеву Посаду, издавна являющемуся центром игрушечного промысла. Сергиевскую игрушку, в первую очередь, приобретали богомольцы, приходившие в Троице-Сергиеву лавру. Ведь отправляясь в путь, детей они обычно оставляли дома. И те, конечно, с нетерпением ждали возвращения родных с богомолья с подарками. В Посаде и окрестностях игрушку делали из дерева, из папье-маше, тканей. И всегда она была яркой и интересной для детей.

Б.В. Шергин, говоря о праздничности сергиевских игрушек, писал: «…праздник красок, царство сказки, радость цвета и формы. Дерево, глина, жесть, бумага, все сияет и горит цветом небесно-голубым, ало-огненным, радуга позавидует яркости злато-соломенных, изумрудно-зеленых, брусничных, маковых, сахарных, седых, облакитных, бирюзистых, жарких тонов и цветов». Стоит даже просто прочитать эту фразу, и уже становится весело.

Но, кроме покупных игрушек, в прежние времена были еще очень распространены самодельные игрушки – игрушки, связанные с православным календарем и временем года. Веками русский народ жил по церковному календарю, в котором праздники христианские слились с языческими, приуроченными к циклам природы. Начало и конец сельскохозяйственных работ сопровождались праздничными обрядами. Как замечательно описана эта жизнь, жизнь по календарю, И.С. Шмелёвым в «Лете Господнем»! Естественная, гармоничная жизнь. И, конечно, во всем этом принимали участие дети. А значит – к каждому времени года, к каждому празднику были разные игры, игрушки и забавы.

После революции все изменилось. И дело не только в невиданных темпах индустриализации и урбанизации страны. Например, в Японии эти процессы происходили не менее стремительно, но народные традиции сохранились. В России же основной причиной утраты народных традиций, обычаев, обрядов была, конечно, борьба с религией, проводившаяся все годы советской власти.

Нужны ли людям праздники? О. Павел Флоренский придавал им большое значение. Указывая на стирание грани между праздниками и буднями в XX веке, он писал: «… мы перестали видеть солнце, жизнь потускнела и иссякла, и мир отравился скукой». А вот слова о. Александра Меня по этому поводу: «Религиозные праздники всегда занимали большое место в жизни народов, внося в нее радость, краски, раскрепощение. Они освобождали человека от гнета обыденности, давали ему соприкосновение – хотя бы на время – с иным, лучшим миром».

Что же произошло в нашей стране? В хотьковской начальной школе как- то еще во времена перестройки учительница спросила восьмилетнюю девочку: «Какие ты знаешь праздники осенью?». Та ответила: «Новый год». Учительница сделала вывод: ребенок умственно отсталый. Она-то имела в виду праздник Октябрьской революции. А девочка помнила: ёлка, Новый год – это праздник. А остальные? Ну, чем они для нее отличались друг от друга?

Оказалось, что дети младших классов в городском летнем лагере этой школы не знают никаких игр, даже такой, как «Гуси-лебеди». Они могут только бегать и драться. Традиция передачи игр от одного поколения к другому была прервана.

И вот Г.Л. Дайн задалась целью воссоздать утраченное. В экспедициях, в том числе по самым глухим уголкам России, собирала сведения о том, как проводили праздники в разных местностях, и как в них участвовали дети. Искала забытые игры в литературе. Разработала свою программу занятий в детском саду и в начальной школе. А потом написала книгу о детском народном календаре6 . Книга предназначена педагогам, работающим в детских садах, в младших классах школы, в центрах детского творчества, и, конечно, родителям.

У некоторых специалистов-этнографов может возникнуть сомнение, насколько правомерно игры и забавы, характерные для отдельных местностей, использовать более широко. Но ведь каждая традиция рождается вначале в каком-то одном месте. Автор книги рассказала, как в одной из ярославских деревень она встретила обычай делать на Пасху голубочков из яичной скорлупы. И предложила детям хотьковской школы их сделать. Для этого надо выдуть из яйца содержимое (тут помогали взрослые), а потом приделать крылья и хвостик. В деревне их делали из газеты. Здесь надо отметить еще один важный принцип, которого придерживается Г.Л. Дайн. Она дает образец, народную основу, а дальше дети творят сами. Они используют для этой игрушки не газету, а блестящие яркие фантики. Конечно, если бы фантики были раньше у деревенских ребятишек, те не преминули бы их использовать. Каждый ребенок мастерит свою птичку нарядной, красочной, такой, какой хочет. И мы видим не мертвый слепок с искусства прошлого, а развитие традиции.

Сезонных игрушек и забав существовало раньше множество. В марте пекли сначала жаворонков, а потом великопостные кресты. В апреле украшали вербное дерево самодельными бумажными цветами. В мае, к Егорьеву дню, лепили стадо, мастерили бумажных змеев. А к Вознесенью и Троице был обычай печь лесенки.

В июне «завивали» березу. В середине лета приходила пора на весь год готовить глину. Из нее потом мастерили свистульки и разные другие игрушки. А в августе заготавливали солому – из нее делали кукол. И ещё наряжали сноп, он получался как букет в вазе.

Когда копали картошку, из картофельных «яблочек» и птичьих перьев делали балаболки и запускали их вверх. Да мало ли ещё было игрушек из картошки! И, конечно, девочки низали бусы из ягод рябины.

Кончались основные земледельческие работы, больше времени дети проводили дома. Тогда и занимались куклами. Существовали куклы-закрутки с основой из скрученного лоскута, куклы-столбики из полешка, куклы-зернушки из мешочка, набитого зерном. Зернушек дарили с пожеланием счастья, достатка. И, конечно, очень важна была для любой куклы одежда. Делали её из цветных лоскутов. На Покров играли свадьбы. В это время принято было делать кукол-неразлучников. Это куклы, создаваемые без помощи ножниц и иголки – композицию держат только нитки, символизируя неразрывную связь мужа и жены. А осенью собирали игрушки из лучины: звездочки, крестики, фигурки лошадок.

Пришла зима – мастерили Рождественскую звезду из лучины или бумаги и ходили с ней славить Христа. Не обходилось и без изготовления нарядных лоскутных сумок-лакомок. В них славильщики складывали конфеты, пряники. А пряники на Рождество пекли особенные – в виде домашних животных. И назывались они козули.

Пора было расставаться с зимой – и вот уже Масленица! В некоторых местностях в это время было принято украшать веники бантиками из тряпочек, из фантиков. Такой веник назывался банченым. Его втыкали на палке в сугроб перед домом, а потом сжигали вместе с чучелом Масленицы.

Вот и завершился земной круг.

Снова приходит пора печь жаворонков. «Жизнь с природою – телу здравие и душе веселие», – как верно заметил Борис Шергин.

Интересны ли такие игрушки самим детям? Оказалось, что ребята делают их с настоящим энтузиазмом. И московские школьники, отдыхавшие в окрестностях Хотькова летом на дачах, тоже охотно оторвались от телевизоров и компьютеров. Под руководством Г.Л. Дайн они с упоением делали брызгалки, свистульки, балаболки, искали цветок кукушкины слезки для украшения троицыной березки и т. п.

Конечно, в больших городах в полной мере невозможно сделать с детьми все народные игрушки. Трудно, например, достать солому. Но немало материалов можно найти в любой местности. Особенно богатые возможности открываются летом на даче или в детском лагере. Педагоги в лагерях, обычно стараются занять детей поделками из природных материалов. И так грустно потом бывает видеть на выставках рядом с пошлыми вышивками по западным образцам и прочим китчем результаты этого «творчества». Ведь руководители детских кружков, зачастую профессионально владеющие тем или иным мастерством, в то же время не имеют представления о народной культуре.

Г.Л. Дайн не ограничилась занятиями с детьми, не ограничилась и выпуском книги. Вместе с художницей Галиной Петровной Осиненко она создала в школе Музей детского народного календаря. Передала в него несколько подлинных предметов крестьянского быта, привезённых ею из экспедиций: прялки, гребень, народный костюм одной из областей России, сундук, ступу. Несколько витрин были заполнены игрушками – изделиями народных промыслов. Некоторые экспонаты созданы Г.П. Осиненко, в частности рождественский вертеп. Но больше всего экспонатов в этом музее сделано руками самих детей.

Побывав в 2000 г. в этом музее, член Российской Академии Художеств Андрей Владимирович Васнецов написал в книге отзывов: «Ваш музей – открытие. Всё удивительно живо – искусство в высшей своей стадии».

У кого-то может возникнуть вопрос: не достаточно ли книги? Может быть, музей и не нужен? Но как поступать с игрушками, сделанными в школе на уроке? Отдать детям, чтобы унесли домой? Выбросить? Помещение части детских поделок в музей преследует несколько целей. Во-первых, при каждом посещении музея дети вспоминают о календарных праздниках, а это способствует сохранению традиции. Во-вторых, у детей возникает гордость: ребенок видит, что вещь, сделанная его руками, попала в музей. В МУЗЕЙ! Приходилось видеть, как в музее группа детей бросалась к вербному деревцу с навешанными на него голубочками. И каждый кричал: «Это мой, мой голубок!». Очень справедливо отмечено одним из специалистов музейного дела, что «через музеефикацию традиционная культура вновь приобретает ценность в глазах самих носителей традиции и в сознании общества».

И, наконец, посещение такого музея может наглядно убедить родителей и педагогов, в необходимости возрождать духовную культуру русского народа, возрождать жизнь по православному календарю, сочетающему христианские праздники с природными циклами, как это было в течение веков на нашей земле. И что начинать это с восстановления традиции праздников в детской среде.

В силу ряда обстоятельств школьный музей детского народного календаря в Хотькове несколько лет назад прекратил существование. Но недавно снова возникла идея его создания, и сейчас городские власти стараются найти возможность его открыть в другом помещении.

1 Шмелев Иван. Богомолье // Богомолье. Лето Господне. М., 1996. С. 68.
2 Шергин Борис. Изящные мастера. М., 1990. С. 385.
3 Дайн Г.Л. Лоскутные мячики из Хотькова. Сергиев Посад, 2008. С. 6.
4 Флоренский Павел. Предисловие к книге Н.Я. Симонович-Ефимовой «Записки петрушечника» (ГИЗ, 1925) // Священник Павел Флоренский. Сочинения в четырех томах. М., 1996. Т. 2. С. 533.
5 Мень Александр. Православное богослужение. Таинство, слово и образ. М., 1991. С. 51–52. 6 Дайн Г.Л. Детский народный календарь. Приметы, поверья, игры, рецепты, рукоделие. М., 2001; Она же. Детский народный календарь. Сергиев Посад-Хотьково. 2010 .
7 Огромное разнообразие самодельных кукол описано в книге: Дайн Галина и Мария. Русская тряпичная кукла. Культура, традиции, технология. Б/м., 2007.
8 Шергин Борис. Изящные мастера… С. 371.
9 Каулен Г.Е. Роль музея в сохранении и актуализации нематериальных форм наследия // Культура памяти. М., 2003. С. 127.

Татьяна СМИРНОВА

Смирнова Т.В.

Т.В. Смирнова,, краевед, житель Хотькова