Абрамцево


 


Первые упоминания об Абрамцеве относятся к XVI в. «Обрамково», как называют эту местность документы 1580-х гг., вместе с соседней деревней Мутовки числилось тогда за помещиком Волынским. О судьбе поместья в последовавшее затем Смутное время и при правлении первых Романовых сведений не сохранилось.

В начале XVIII в. Абрамково, как теперь называлось поместье, стало владением Федора Ивановича Головина – представителя старинного знатного рода, возвысившегося при Петре I. Прослужив двадцать лет во флоте, в 1727 г. Головин уволился в отставку и поселился в Абрамкове. Здесь он прожил почти безвыездно более полувека, занимаясь устройством усадьбы, в общих чертах сохранившей свой облик до наших дней. Помещичья усадьба располагалась на высоком берегу речки Вори.

К одноэтажному деревянному господскому дому с запада примыкал двор, окруженный служебными постройками, а за ним, на одной оси с домом, находились два пруда. С севера был разбит фруктовый сад, с востока – регулярный парк, спускавшийся к реке. С юга от дома проходила дорога, которая вела к Покровскому монастырю в соседнем Хотькове, где разветвлялась: налево – в Троице-Сергиеву лавру, направо – в Москву.

Скромное по размерам поместье не было доходным. Усадьба помещика – сельцо Абрамково, и две деревушки к северу от него – Быково и Мутовки, насчитывали всего полтора десятка крестьянских дворов. Привлекательность усадьбе придавало живописное местоположение, богатые охотничьи и рыболовные угодья, обилие грибов и ягод. Во владении Головиных поместье оставалось до 1783 г., затем за короткий срок сменило нескольких хозяев.



В 1797 г. Абрамково приобрел Ларион Васильевич Молчанов, семья которого владела поместьем до 1840 г. При Молчановых над домом был пристроен мезонин, сооружены террасы в парке на спуске к реке и вырыт пруд у самой реки, сохранившиеся до наших дней.

Составить представление о поместье того времени можно по экономическому описанию Дмитровского уезда Московской губернии за 1800 г.: «На правом берегу реки Вори дом господский деревянный об одном этаже и при нем сад с плодовитыми деревьями. Деревни Быкова и Мутовка на правой стороне той же реки Вори, коя в жаркое время имеет широты 3 сажени, глубины 1 аршин (1 сажень равна 3 аршинам или 2,1336 м. – Прим. ред.), в ней рыбы: щуки, окуни, плотва.

На оной состоит мучная мельница о двух поставах и действует во всегодичное время для крестьянского употребления и в соседственные имения. Вода к употреблению людям и скоту здорова. Лес строевой: сосновый и еловый; дровяной: ольховый, кленовый, березовый и орешник, а частью дубовый. В том лесу бывают набегом звери: волки, зайцы, лисицы, белки и налетом птицы: тетерева, рябцы, куропатки и прочие. Грунт земли иловатый с песком, к урожаю ржи, ячменя, овса, гречи, льну, конопли, пшеницы и ярового и к произращению сенных покосов средственный. Крестьяне упражняются на пашне и возят для продажи в Москву дрова. Женщины же прядут лен, посконь, шерсть и ткут холсты. Зажитком средственные».

В 1841 г. поместье приобрел у дочери Молчанова Василий Васильевич Неведомский, но уже в 1843 г. продал его С. Т. Аксакову.

Сергей Тимофеевич Аксаков (1791–1859), представитель старинного, но небогатого дворянского рода, родился в Уфе. Здесь, а также в имении деда в Оренбургской губернии прошло его детство.
Аксаков получил образование в Казанской гимназии, преобразованной за время его учебы в университет (1801–1807). Затем он служил в Петербурге, где сблизился с будущими участниками литературного общества «Беседа любителей русского слова» – поэтом Г. Р. Державиным, писателем, адмиралом и государственным деятелем А. С. Шишковым и др. В 1812 г. Аксаков вернулся в родное имение и провел там следующие полтора десятилетия, периодически посещая Петербург и Москву.

В 1816 г. Аксаков обвенчался с Ольгой Семеновной Заплатиной (1793–1878), с которой прожил всю оставшуюся жизнь (в семье было четырнадцать детей). Сыновья Аксакова, Константин (1817–1860) и Иван (1823–1886), стали впоследствии видными участниками движения славянофилов, отстаивавших самобытный путь исторического развития России, а Григорий (1820–1891) – самарским и оренбургским губернатором, земским деятелем.

В 1826 г. Аксаков переехал с семьей в Москву и вновь поступил на службу: сначала цензором (1827–1832), затем инспектором Константиновского землемерного училища, а после превращения этого учебного заведения в межевой институт – его директором (1833–1838).



После смерти отца он получил наследство и вскоре окончательно ушел в отставку с государственной службы. За эти годы он завязал знакомства в литературной и театральной среде Москвы и Петербурга, приобрел известность как театральный критик. Друзьями Аксакова были писатели Н. В. Гоголь и И. С. Тургенев, историк М. П. Погодин, актер М. С. Щепкин, славянофилы И. В. и П. В. Киреевские, Ю. Ф. Самарин, А. С. Хомяков, другие знаменитые современники. В конце 1843 г., после долгих поисков подходящей подмосковной усадьбы, Аксаков приобрел Абрамцево.

При Аксаковых усадьба сохранила свой прежний вид: господский дом западным фасадом выходил на прямоугольный двор, который окружали хозяйственные строения – людская, кухня, сарай с амбаром, баня. К юго-востоку от дома располагался жилой флигель – единственная постройка, сделанная новыми хозяевами. Усадьба и парк оставались неогороженными и сливались с окружающими полями и лесами.

Для Аксакова, любителя природы, заядлого рыбака и охотника, Абрамцево стало местом, где можно было отдохнуть от московской суеты. «Прекрасный мирный, уединенный уголок, где собрано все, что нам нужно», – писал он сыну Ивану в начале 1844 г. В Абрамцеве Аксаков сложился как писатель и создал свои лучшие литературные произведения: «Записки об уженье рыбы» (1847) и «Записки ружейного охотника Оренбургской губернии» (1852), автобиографические повести «Семейная хроника» (1856) и «Детские годы Багрова-внука», сказку «Аленький цветочек» (обе – 1858).

Незаурядный дар рассказчика, наблюдательность и правдивость, точность и простота языка принесли Аксакову заслуженное признание. «Если бы тетерев мог рассказать о себе, он бы, я уверен, ни слова не прибавил к тому, что о нем поведал господин Аксаков», – писал о «Записках ружейного охотника…» И. С. Тургенев. При Аксакове Абрамцево посещали Гоголь, Тургенев, Погодин, Щепкин и другие друзья писателя. После смерти С. Т. Аксакова, а вскоре и его старшего сына Константина, Абрамцево опустело, а в 1870 г. усадьба была продана С. И. Мамонтову.
Савва Иванович Мамонтов (1841–1918), выходец из старинной купеческой семьи, родился в г. Ялуторовск Тобольской губернии (ныне Тюменская область).

Его отец, Иван Федорович Мамонтов (1802–1869), основал акционерное общество, проложившее Московско-Ярославскую железную дорогу, участвовал в разработке первых нефтяных промыслов в Баку. Около 1850 г. семья Мамонтовых поселилась в Москве. С. И. Мамонтов учился в московской гимназии, Петербургском горном институте (1854–1855) и в Московском университете (1860–1862), который не закончил. И. Ф. Мамонтов, желая приобщить сына к семейному делу, отправил его на стажировку в Баку (1862–1863), а затем ввел в правление Московско-Ярославской железной дороги.

В 1865 г. С. И. Мамонтов женился на Елизавете Григорьевне Сапожниковой (1847–1908), также происходившей из старинной купеческой семьи, владевшей ткацкими фабриками. Супруги поселились на Садовой-Спасской улице в доме, подаренном И. Ф. Мамонтовым. В семье было пятеро детей – Сергей (1867–1915), Андрей (1869–1891), Всеволод (1870–1951), Вера (1875–1907) и Александра (1878–1952), названных по первым буквам имени С. И. Мамонтова – Савва.

После смерти отца С. И. Мамонтов, унаследовав часть его состояния, стал директором (1872), а затем председателем правления преобразованного Акционерного общества Московско-Ярославско-Архангельской железной дороги (1894–1899).

В 1870 г. С. И. Мамонтов приобрел у дочери С. Т. Аксакова усадьбу Абрамцево. В обветшавшей усадьбе все строения требовали ремонта, и Мамонтовы взялись за ее обустройство.

В 1870–1880-х гг. был отремонтирован усадебный дом, заново построены кухня и людская. В северной части двора были возведены ветряная водокачка и сарай с амбаром, на месте фруктового сада – теплица и две оранжереи, где выращивались клубника и персики, а к юго-западу от двора – конюшня и каретный сарай. Скотный двор с молочной в «голландском стиле», сенной сарай и дача под названием «Яшкин дом» не уместились на территории старой усадьбы, и были вынесены за ее пределы. До наших дней большинство из этих построек не сохранилось.

Стремясь улучшить положение местных крестьян, Елизавета Григорьевна Мамонтова организовала первые в округе больницу (1873) и школу (1874). При школе была открыта столярная мастерская (1876) с целью предотвратить уход сельской молодежи на заработки в город. Эти постройки, располагавшиеся к северо-западу от усадьбы, получили название «Культурный поселок» и также не дошли до нашего времени.

Предприниматель по профессии, С. И. Мамонтов был художником по призванию: его живо интересовали изобразительное искусство, архитектура, театр. Во время учебы в университете он участвовал в театральном кружке, которым руководил драматург А. Н. Островский, затем брал уроки пения в Милане, занимался рисунком в Риме. С конца 1860-х гг. дом Мамонтовых на Садовой-Спасской начали посещать представители творческих профессий – художник Н. В. Неврев, архитектор В. А. Гартман и др. В 1872 г. Мамонтовы побывали в Италии, где познакомились со скульптором М. М. Антокольским, художником В. Д. Поленовым и историком искусства А. В. Праховым. В память об этом событии в Абрамцеве, с юго-восточной стороны усадебного дома, была посажена «Римская роща».

В последующие годы к кругу знакомых Мамонтовых присоединились И. Е. Репин, В. М. и А. М. Васнецовы, В. А. Серов, И. С. Остроухов, Е. Д. Поленова, К. А. Коровин, М. В. Нестеров, М. А. Врубель, А. А. Киселев и другие художники. Творческое содружество этих мастеров вошло в историю искусства как Мамонтовский художественный кружок.

С конца 1870-х гг. участники кружка подолгу жили и работали в Абрамцеве. В усадьбе и ее окрестностях были написаны «Крестный ход в Курской губернии» (1880–1883) и «Не ждали» (1884–1888) Репина, «Аленушка» (1881) и «Богатыри» (1881–1898) Васнецова, «Девочка с персиками» (1887) Серова, «Видение отроку Варфоломею» (1889–1890) Нестерова и другие шедевры русской живописи. Но деятельность Мамонтовского кружка не ограничивалась изобразительным искусством.



По инициативе Е. Г. Мамонтовой, при участии И. Е. Репина, В. Д. и Е. Д. Поленовых, В. М. Васнецова и Андрея Мамонтова, в Абрамцеве была собрана коллекция произведений народного искусства (1881–1890-е). На основе этой коллекции создавались изделия абрамцевской мастерской, преобразованной в столярно-резчицкую. Художественное руководство мастерской с 1885 по 1892 г. осуществляла Е. Д. Поленова, создавшая более ста эскизов, по которым изготовлялись украшенные резьбой и росписью мебель и другие предметы быта. Позднее мастерской руководили художницы М. Ф. Якунчикова и Н. Я. Давыдова.

В 1890 г. в «Культурном поселке» была построена керамическая мастерская, художественным руководителем которой стал М. А. Врубель. Он выполнил изразцовые печи для московского и абрамцевского домов Мамонтовых, многочисленные произведения декоративной скульптуры и посуды. Существенный вклад в деятельность мастерской внес мастер-технолог П. К. Ваулин, заведовавший керамическим производством более десяти лет.

В работе мастерских участвовали также Васнецов, Поленов, Серов, Коровин, Киселев, Андрей Мамонтов и другие художники. Абрамцевские изделия пользовались спросом в Москве, Петербурге и других городах, получали премии на престижных выставках, в том числе на Всемирной выставке в Париже (1900). В 1890-х гг. подобные художественные мастерские были открыты в имениях Соломенки М. Ф. Якунчиковой и Талашкино княгини М. К. Тенишевой. В работе мастерских участвовали также Васнецов, Поленов, Серов, Коровин, Киселев, Андрей Мамонтов и другие художники.

В Абрамцеве поддерживали широко распространенную в те годы традицию домашних спектаклей. Режиссером, а нередко и драматургом в них выступал С. И. Мамонтов, роли исполняли все желающие, а декорации и эскизы к костюмам создавали Поленов, Васнецов и другие художники. Эти любительские постановки во многом способствовали созданию Мамонтовым Русской частной оперы (1885–1891, 1896–1899) в Москве

На территории усадьбы, рядом с господским домом, были построены скульптурная мастерская (1873) по проекту В. А. Гартмана и баня (1877–1878) по проекту И. П. Ропета – образцы популярного в то время «русского стиля», одного из течений архитектурной эклектики. В 1881–1882 гг. в усадебном парке по проекту В. М. Васнецова и В. Д. Поленова была возведена церковь Спаса Нерукотворного. В 1883 г. по соседству с церковью по проекту В. М. Васнецова была построена беседка, которая за свой причудливый вид получила название «Избушка на курьих ножках». Церковь и избушка считаются первыми произведениями русского модерна.

В 1893 г. участники Мамонтовского художественного кружка отметили пятнадцатилетие своего содружества. На праздновании этого события выступил с речью В. М. Васнецов, а в следующем году был издан юбилейный альбом «Хроника нашего художественного кружка», обложку которого оформил В. Д. Поленов. И речь Васнецова, и альбом были посвящены театральной деятельности кружка, но его наследие более значительно и многообразно.

Мамонтовский художественный кружок заложил основу национального, неорусского направления стиля модерн и во многом определил творчество объединения «Мир искусства», Художественного театра К. С. Станиславского и Русских сезонов С. П. Дягилева на рубеже XIX–XX столетий. Участники кружка создали один из первых музеев произведений русского народного искусства, а абрамцевские мастерские положили начало возрождению и развитию старинных ремесел – резьбы по дереву и производства майолики.

За прошедшие годы предпринимательская деятельность С. И. Мамонтова значительно расширилась: он проложил Донецкую каменноугольную железную дорогу, был главным акционером Московского акционерного общества Вагоностроительный завод, Товарищества Невского механического завода, Общества Восточно-Сибирских чугуноплавильных заводов, став одним из создателей российской железнодорожной промышленности.

Но в 1899 г. Мамонтов был арестован по обвинению в финансовых злоупотреблениях и несколько месяцев провел в тюрьме. На следующий год он был оправдан судом присяжных, но полностью разорен. Московский дом, опечатанный после ареста Мамонтова, и хранившаяся в нем коллекция художественных произведений были проданы на аукционе для уплаты долгов. Абрамцево, переписанное в 1880 г. на Е. Г. Мамонтову, удалось сохранить.

С 1900 г. С. И. Мамонтов большую часть времени жил в Москве, в доме на 2-й улице Ямского поля у Бутырской заставы, купленном в середине 1890-х гг. на имя младшей дочери Александры. Сюда в 1896 г. была перенесена Абрамцевская керамическая мастерская, получившая название Керамико-художественный гончарный завод «Абрамцево», управлению которым посвятил себя Мамонтов.

Изделия завода занимали почетные места на российских и международных выставках, украшали московские здания: панно «Принцесса Греза» (1899 – 1903) М. А. Врубеля – фасад гостиницы «Метрополь», панно К. А. Коровина на темы русского Севера (1990-е) – интерьеры Ярославского вокзала, фриз по эскизу В. М. Васнецова (1903) – фасад Третьяковской галереи.

После смерти Е. Г. Мамонтовой Абрамцево перешло по наследству к дочери Мамонтовых – Александре. К тому времени усадьба приобрела широкую известность и сюда приезжали многие художники и историки искусства.

В 1910 г. старший сын Мамонтовых Сергей построил по соседству с усадьбой дачу «Яснушка». Здесь бывали писатели И. А. Бунин, И. С. Шмелев, певец Ф. И. Шаляпин и другие знаменитые современники. До нашего времени дача не сохранилась.



После Октябрьской революции 1917 г. Абрамцево было национализировано. 10 октября 1918 г. Наркомпросом была выдана Охранная грамота, что стало днём основания музея, получившего название Музей-усадьба «Абрамцево». Его первой хранительницей стала Александра Саввишна Мамонтова. К началу 1920-х гг. коллекция музея насчитывала около двух тысяч экспонатов.

В 1932 г. доступ посетителей в музей был закрыт, а на территории усадьбы организован дом отдыха для работников искусства. Сюда приезжали режиссер Г. А. Александров, актриса Л. П. Орлова, композитор Т. Н. Хренников и другие представители творческих профессий. В 1933 г. на противоположном от усадьбы берегу Вори был построен поселок художников, получивший название «Ново-Абрамцево». Здесь жили и работали художники И. Э. Грабарь, И. И. Машков, скульпторы В. И. Мухина, Б. Д. Королев и многие другие мастера. В 1938 г. абрамцевский дом отдыха был преобразован в санаторий для работников начальной и средней школы. С началом Великой Отечественной войны (1941–1945) музейные предметы были вывезены из Абрамцева в Загорский музей, а в усадьбе разместился госпиталь.

В послевоенные годы к Абрамцеву проявили интерес сразу две влиятельные организации: Союз художников СССР и Академия наук СССР. Судьба Абрамцева решалась на самом высоком уровне. В 1947 г. руководитель Советского государства И. В. Сталин принял президента Академии наук С. И. Вавилова и передал Абрамцево в ведение Академии.

Усадьба Абрамцево вновь получила статус музея, но половину ее территории занял академический санаторий. Научное руководство музеем было возложено на художника и историка искусства, академика И. Э. Грабаря, а из Загорского музея в Абрамцево были возвращены 1375 экспонатов. В 1948 г. хранителем абрамцевского музея был назначен Всеволод Саввич Мамонтов, начавший его восстановление. В 1950 г. музей принял первых посетителей.
В 1971 г. в бывшем лечебном корпусе санатория, возведенном в 1930-х гг. напротив усадебного дома, был организован отдел «Советские художники в Абрамцеве» (в настоящее время – экспозиция «Русские художники XX века в Абрамцеве»). В 1977 г. музей получил всю территорию усадьбы и современное название – Государственный историко-художественный и литературный музей-заповедник «Абрамцево».

В 1982 г. в помещении бывшей надвратной церкви Иоанна Предтечи в Северных воротах Покровского монастыря в г. Хотьково был открыт отдел реставрации и охраны памятников музея-заповедника. В 1998 г. отдел был переведен в здание бывшей монастырской гостиницы и переименован в художественно-краеведческий (в 2007 г. преобразован в отдел художественных ремесел).

В 1989 г. музею-заповеднику был передан дом отдыха «Абрамцево», располагавшийся на территории бывшего «Культурного поселка» Мамонтовых. В 1995 г. указом Президента РФ музей-заповедник получил статус объекта исторического и культурного наследия федерального значения.

По-разному сложилась судьба абрамцевских мастерских. В середине 1920-х гг. Керамический завод «Абрамцево» был передан учебно-производственной базе ВХУТЕМАСа, а затем переоборудован в экспериментальную лабораторию огнеупорных материалов. Его художественное значение было утрачено. Абрамцевская столярно-резчицкая мастерская, после ряда преобразований в 1920-х гг., получила название «Абрамцевская деревообделочная профтехшкола» и в 1931 г. была переведена в Хотьково. В 1957 г. на ее основе было создано Абрамцевское художественно-промышленное училище им. В. М. Васнецова, в 1990-х гг. преобразованное в колледж, продолжающий абрамцевские художественные традиции.