Народные промыслы


Художественные промыслы Подмосковья стали символами России. Здесь возникли и ярко сияют семь всемирно известных центров русской национальной культуры. Среди этого прекрасного ряда — миниатюрная живопись Федоскино, декоративная роспись подносов Жостова, резная игрушка и скульптура Богородского, расписная матрешка и роспись с выжиганием Сергиева Посада (Загорска), фарфор и майолика Гжели, шали Павловского Посада. По праву заметное место в нем занимает резьба по дереву и кости Хотькова.

Благоприятным условием для развития художественной резьбы, как и других художественных производств Подмосковья, была близость столицы, крупного центра русской культуры и громадного рынка сбыта. Характерно, что многие центры промысловой деятельности подмосковных кустарей, также как и хотьковский промысел, возникли в 19 веке. Но также существенно, что они родились не на пустом месте.

У каждого историко-культурного региона Подмосковья собственная художественная специализация. Так, северо-восток области, где находится Хотьково, — это мир художественного дерева и деревянной игрушки. Подлинные работы подмосковных мастеров — яркие, легко запоминающиеся произведения.

Особенности искусства художественного дерева Хотькова ярко выделяются на фоне обработки дерева Сергиева Посада. Признанная столица русских игрушечников знаменита точеной расписной матрешкой. Основой уникального явления стал крупнейший центр духовной культуры России — Троице-Сергиев монастырь. Родоначальником резной игрушки считают Сергия Радонежского, он ими благословлял детей. Искусство игрушки стало местной школой прикладного искусства. К XVII веку относятся игрушки русских царевичей — троицкие «красные» ложки, братинки, потешные возки. В XVI II-XIX веках Сергиевские мастера раскрашивали куколок — крестьянских девушек в кокошниках, барынь.

На рубеже XIX-XX-го веков тысячами пудов везли игрушки в столицы, на ярмарки, отправляли в десятки стран, завоевывая на выставках престижные награды. Поражает обилие и разнообразие игрушек: резная, токарная, столярная, из папье-маше, комбинированная из ткани, бумаги и фарфора. К концу XIX века изготавливали сувениры и бытовые изделия — шкатулки, стаканчики, вазочки, расписанные и позолоченные, мебель. Учебно-производственные мастерские, открытые в 1891 . стали украшать изделия росписью с выжиганием и позолотой.


 


 

Сергиевская мастерская стала крупным центром художественной обработки дерева. Здесь работали не только местные столяры и резчики, иконостасчики. Привлекались мастера из известных центров русской деревообработки. Среди них ведущие резчики фигурной объемной резьбы из Тотьмы, семеновские ковшечники, нижегородские ложечники, не только подмосковные — подольские (то есть Бабенские), но и тамбовские (скорее всего, из ныне прославленного Полховского Майдана) токари.

В значительной степени ориентировались на достижения талашкинской мастерской в Смоленске (по рисункам С.В. Малютина), использовали абрамцевские образцы. По проектам художников Кустарного музея Н.Д. Бартрама, Н.Я. Давыдовой, Вл. И.Соколова, Е.Г. Теляковского выполняли заказы на иконостасы, мебель, ларцы, шкатулки, резнодолбленые изделия.

Мощный спрос на резные изделия способствовал поискам несложной в исполнении, но эффектной декоративной резьбы, обогащенной разными видами цветных отделок. Она должна стать универсальной в применении и сохранять определенное стилистическое единство. Её технические и художественные приемы должны были соответствовать разнообразию изделий, столярных, токарных, резнодолбленых, и удовлетворять строгим техническим требованиям рынка. Во главе этого эксперимента оказался резчик В.П. Ворносков (1876 — 1940), заложивший основы нового типа плоскорельефной резьбы XX века, названной впоследствии абрамцево-кудринской.

Совершенно естественно абрамцево-кудринская резьба как вид русской резьбы по дереву могла возникнуть в последней трети XIX века как один из результатов многогранной деятельности знаменитого Абрамцевского кружка, как результат поиска современного стиля, соответствующего художественным представлениям человека конца прошлого столетия.

В 70-е годы патриотически-настроенная интеллигенция шла в народ. Сложившийся в Абрамцеве благодаря незаурядной личности С.И. Мамонтова художественный кружок объединил ярких представителей творческой молодежи. Многие театральные и художественные начинания его участников положили начало крупным явлениям русского театрального и изобразительного искусства. Но поистине революционными стали начинания в области декоративно-прикладного искусства.


 


 

Легендарной точкой отсчета стала находка в соседней деревне Репихово резной доски, что принесли летом 1882 года И.Е. Репин и В.Д. Поленов. На широкой подкарнизной доске по сторонам плавного волнообразного побега вырезаны ягоды и розетки. Причем крупные ягоды смотрят вниз, а розетки — солнышки в окружении лапчатых листочков — вверх. Выразительная и лаконичная по композиции работа типична для средней России. Формы орнамента и четкость силуэтов рассчитаны на рассмотрение издалека. Но в архаичном узоре виден не столько резчик — монументалист, сколько мастер-ремесленник, имеющий дело с предметами небольшого размера. В простых технических приемах и лаконичной фактуре геометрической и скобчатой резьбы в мягкой углубленности подобранного резцом фона чувствуются характерные особенности будущей абрамцево-кудринской резьбы.

Первый этап художественного образования и воспитания кустарей-резчиков тесно связан с созданием Е.Г. Мамонтовой столярной и резной мастерской в Абрамцеве (1884- 1895).

С 1884 года в этой мастерской обучали крестьянских мальчиков. С 1885 г. в ней художественным руководителем работала художница Е.Д. Поленова, собирательница произведений народного искусства. Для мастерской работали В.М. Васнецов, В.Д. Поленов, Н.Я. Давыдова, М.Ф. Якунчикова. Воспитательная и педагогическая деятельность Абрамцевских мастерских являлась своеобразной системой, где этнопедагогика освящала воспитание профессионального с широким художественным кругозором ремесленника.

Профессиональные художники, члены Абрамцевского кружка, раскрывая красоту окружающей природы, открывали детям мир удивительной гармонии. Настойчивое обращение к народному быту, знакомство с красивой традиционной утварью — резным и расписным деревом, вышивкой, ткачеством, гончарными изделиями — заставляли учеников по-новому смотреть и на собственный сельский дом, и на свое повседневное окружение. Так создавалась положительная эмоционально-психологическая атмосфера интереса и любви к народному искусству. Для каждой задуманной вещи приучали делать проект, в котором учитывалось её назначение, определялись тонкости конструктивного решения. Декоративное оформление всегда обладало самоценностью, так как его изменение могло кардинально изменить образ предмета.



Высокую планку требований к квалифицированному резчику мальчики преодолевали на практических занятиях. Особенно ценилось мастерство исполнения, когда каждая часть украшенного резьбой предмета, даже не видимая сразу, должна быть чисто сработанной. Базовый уровень профессиональной грамотности в атмосфере благожелательной требовательности был достигнут относительно быстро. Ученики стали делать, как взрослые настоящие вещи. Здесь формировалось их мировоззрение художника-мастера.

Наши современники высоко ценят духовную сторону деятельности Абрамцевского кружка, которая по сути смогла создать особую культурную ситуацию в районе нового промысла, как базу для возникновения и дальнейшего роста очага русской художественной культуры.

Е.Д. Поленова готовила резчикам проекты. За десять лет (1885-1894) ею было создано более ста разработок мебели и отдельных предметов. Ориентация на вкус городского современника позволила создать особый характер абрамцево-кудринской резьбы. Изделия мастерской: мебель, шкатулки, полки, аптечки, пеналы — выполнялись в модном «русском стиле». На формирование его абрамцевской разновидности сказались тонкие наблюдения Е.Д. Поленовой, обнаружившей в русской народной резьбе редкое в мировом искусстве сочетание геометрических и растительных узоров. В декоративной резьбе по дереву преобладает геометризация отдельных мотивов — цветов, листьев, деревьев, и стойкое сохранение их симметричности, как в архаических языческих композициях. Резной и подкрашенный народный орнамент в работах Е.Д. Поленовой крупнее своих народных прототипов. Увеличивая масштаб изображений, художница тем самым обращала внимание зрителя на резные диски с расходящимися лучами-сияниями, на мягкие пластичные движения растительного узора, простую фактуру резного рисунка, покрывающего поверхность мотивов.



В обучении резному делу обращает на себя внимание так называемый «бабий ящик». Он был первым профессиональным заданием ученику, уже прошедшего азбуку геометрической резьбы. Простых пропорций коробка-пенал с гладкой дощечкой сдвижной крышки, был приспособлен к хранению всего нужного для рукоделия. А вот снаружи требовалось чисто выполнить: на торцах — по одному квадрату «с сияниями», на боковых стенках — по два. Несомненно, эта традиция сохраняется в крупных геометрических узорах современной трехгранновыемчатой резьбы, что украшают боковые стенки до сих пор создающихся сергиево-посадских шкатулок «с выжигом». Резьба в них, конечно, стала разнообразнее. Долгожителем молодого кустарного промысла стали знаменитые резная аптечка и шкаф с «колонкой». Этот подвесной шкафчик — своеобразная примета конца прошлого столетия. Недаром он хранится в мемориальных музеях Чехова в Мелихове и Гурзуфе.

Хороший спрос на изделия способствовал распространению промысла по окрестным селениям. Сами мастера начала XX века, то есть спустя двадцать лет после создания мастерских, полностью оценили замечательный вклад мамонтовского кружка в развитии местного резного промысла.

Благодаря грамотной постановке дела резьба быстро укоренилась в Абрамцеве и в окружающих деревнях. Из-за оригинальности и особой, легко узнаваемой «стильности» интерес к произведениям местных мастеров стал проявляться за пределами России. Проводниками этого стиля были мастера, скромно называвшие себя кустарями: Петр и С. Горбачевы, Степан и Алексей Макаровы, Иван и Дмитрий Кузьминых, Егор Конторин, мизаил и Иван Широковы, Гавриил Сергеев, Василий, Михаил и Иван Ворносковы, Алексей Федин, Николай Грязнов, Василий Беззубкин, николай Торбин, Василий Романов, Иван Проворнов.

Однако подлинным создателем художественного направления местной резьбы стал Василий Петрович Ворносков (1876-1940). С раннего детства он жил в творческой атмосфере Абрамцевского кружка. Самый способный выпускник и, как впоследствии оказалось, хороший менеджер, попал в мастерские в одиннадцатилетнем возрасте. До этого паренек из деревни Кудрино уже четыре года учился в школе грамоты Е.Г. Мамонтовой.



В мастерской он провел всего три года. Но они были очень плодотворными, насыщенными необходимой резчику информацией, раскрывающей волшебный мир народного искусства, дающими базисный уровень профессиональной грамотности. Мальчики знакомились с искусством резьбы на подлинных памятниках в специально созданном кабинете образцов, который сами организаторы гордо называли музеем. Переворот в сознании Василия Ворноскова произошел, когда ему раскрыли глаза на красоту столь привычной, «домашней» геометрической резьбы. Он почувствовал, что столь доступная, простенькая техника является древнейшим способом фиксации человеком своих представлений о вселенной, и что этот мир мужских искусств параллельно существует с архаическим миром женских искусств — ткачеством, плетением и ручной вышивкой. Уйдя в 1890 году из Абрамцева и наладив деловые контакты с Сергиево-Посадской столярной мастерской Московского губернского земства, юный Василий Ворносков создал небольшое производство в собственном доме в деревне Кудрино. Резные деревянные изделия — шкатулки, ковши, ларцы, шкафчики с полированной резьбой уже отличались от абрамцевских и уже восприняли некоторые особенности сергиевских.

Свидетельством организаторских способностей и высокого авторитета как мастера резьбы может служить рост его влияния на складывающийся художественный промысел. В тридцать лет — время творческого расцвета, мастер создал в Кудрине (1906) учебную мастерскую, которую закончило 30 мастеров. Те в свою очередь организовали собственные артели в своих деревнях. Эта была главная, вторая волна подготовки мастеров и окончательного утверждения промысла абрамцево-кудринской резьбы как самобытного явления народного искусства Подмосковья. 900- е годы — время формирования В.П. Ворносковым собственного характера резьбы. Введенный им в производство новый вариант рельефной резьбы с заоваленным контуром и углубленным, нередко фактурно разделанным «канфаренным» (набойка гвоздиком) фоном, органично вырос из многовековых традиций русской резьбы. Её обогатили простые и остроумные способы отделки — протравы морилками разных оттенков, от темно-коричневого до золотистого, и последующей полировки. Орнаменту «кудринка» присуща мягкость очертаний лапчатых растений, поначалу и наивная архаичность изображений птиц и зверей. Но существуют они не сами по себе, а в растительном мире. Их собирает в компактные группы непрерывное, волнообразное движение растительных побегов. Некоторые видят безусловное родство искусства абрамцево-кудринской резьбы с кистевой росписью, прежде всего с хохломской. Самое главное у них — сходное понимание поверхности предмета как единого декоративного простора. Покрывающий её растительный узор, подчиняясь пластике формы, все-таки по-своему её организует. В токарных и резнодолбленых — он подчеркивает сочные объемы круглящихся поверхностей. В столярных смягчает их жесткую конструктивность, перетекая с одной на другую плоскость.

Другое открытие В.П.Ворноскова — создание мелкой пластики как особого направления в кудринской резьбе. Его творческую фантазию поразило случайно увиденное изображение резной из дерева птицы.

Сделанный им вариант «Зимородок» увлек новизной пластических задач. Его опыты прошли этап фантастических зверей, рыб и птиц модерна, экзотических зверей (тюлени, верблюды и др.) и снова возвратились к народному примитиву. Звери и птицы не только украшают крышки шкатулок и пеналов, но и сами могут быть шкатулками. Им присуща острая пластическая характеристика. Марочнице — коробочке для марок, придан силуэт льва с поджатыми лапами и цилиндром округлой гривастой головы. Хвост — одновременно замаскированная ручка крышки пенала. Плоские боковые стенки на тулове закрыты сеткой мелкой резьбы — простые лунки скобчатого узора создают фактуру шкуры. Пятипалые листочки на торцах цилиндра передают эффект прядей на гриве. Поверхность округлой, почти цилиндрической шкатулки «Свинка с поросятами» сплошь заполнена разлапистыми веточками с крупными ягодами. Не случайно она сделана в то время, когда благодаря матрешке многопредметность, как принцип создания комплектов получил широкое признание.



Велик вклад мастера в утверждении абрамцево-кудринской резьбы как основого вида декорирования в самых разнообразных видах изделий. Он прекрасно находил меру гармоничного соответствия орнаментальных композиций с размерами самих предметов. В украшении относительно небольших токарных чаш, ваз и блюд, долбленых ковшей и братин, столярных шкатулок и пеналов растительный узор либо опоясывает вьющимся побегом изделие по периметру, либо вырастает из его основания. В декорировании крупных столярных работ резной узор является небольшим акцентом, подчеркивающим красоту больших открытых поверхностей мореной древесины. Прекрасных декоративных эффектов он достигал разнообразными способами отделки, отдавая предпочтения тем единственно верным концентрациям окраски или морения, полировки или вощения, которые выявляют скрытый в белой древесине естественный узор. Наряду с привычными для дерева теплыми тонами морения от коричневого до золотистого, он ввел в традицию серебристо-серые и целую гамму зеленовато-оливковых оттенков. Одной из особенностей работ первой четверти XX века было сохранение шелковистой и чуть шершавой фактуры поверхности древесины, когда лаком или воском только закрепляли окраску, предохраняли дерево от загрязнения. Он любил и сильный контраст шелковистой поверхности дерева с полированными мотивами рельефного узора. Благодаря иллюзии таинственной глубины цвета, подчеркнутой ореолом бликов, резной узор приобретал особую пространственность. Работа В.П. Ворноскова в Научно-исследовательском институте художественной промышленности в конце 30-х годов поставила мастера в исключительные условия. Он выполнял здесь наиболее сложные заказы и вместе с тем получил возможность реализовать жестко ограниченные рамками технических возможностей задания, облагораживая их своими художественными идеями в виде конкретных образцов для освоения в конкретных артелях. Свидетельством тому — уникальная коллекция работ мастера в Музее народного искусства, в том числе десятки работ последнего периода. Громадный практический опыт, великолепное чувство материала позволяли «команде Ворносковых» осуществлять сложные проекты. К ним относится монументальный портал «Пограничники», созданный к выставке народного творчества 1937 г. в Третьяковской галерее. Ворносковы, как и мастера других промыслов, обрамляли своими работами входы в соответствующие залы выставки.

Ученики В.П. Ворноскова организовали свои маленькие предприятия. В Хотьковском округе появились поначалу небольшие артели: в Хотькове (1910), Мутовках (1918), Куприне (1921), Левкове (1931), с.Ахтырке (1932). Позднее они объединились в Ахтырскую объединенную артель (1936, 1940), преобразованную в Хотьковскую фабрику резных художественных изделий(1960)теперь ТОО «Народное искусство».



Уже к 60-м годам на фабрике сложился интересный коллектив резчиков. Основное стилистическое направление искусства резьбы определяла Т.В. Альхимович, главный художник, долго проработавшая «под рукой» у старых мастеров, среди которых она всегда упоминает М.В.Артемьева, А.И.Гуляева, много раскрывших ей в понимании искусства растительного узора, особенностей композиции. Для зрелого искусства Тамары Владимировны свойственна удивительно тщательная моделировка мотивов, как бы «вычеканенная» и выглаженная мягкая поверхность. Она работала в период усиления давления иностранного заказчика «по каталогу», что требовало неукоснительной идентичности тиражируемой вещи опубликованному образцу.

Усиление пресса внутренней торговли, директива всемерно удешевлять продукцию неизбежно била по художественному качеству резьбы. Если лучшие работы требовали набора инструмента до 35 стамесок, то к 80-м годам в «массовке» обходились тремя — пятью. Практика, разрушающая процесс творчества любого народного мастера, сохраняется до сих пор: нормативные документы, что давали «допуски» в доли миллиметров, как при машинной обработке металла, после длительной борьбы отменены, но начали действовать экономические законы рынка. Возможно, благодаря этому точность и выверенность даже свободного растительного узора стала характерной особенностью стиля так называемых авторских или «творческих работ» 70-х. Коллектив, несмотря на затянувшееся «школярство», сохраняя уровень исполнительного мастерства, стремился уйти от засушенности типовых композиций, в которых постепенно добивались самой возможности варьирования, столь свойственной искусству народного промысла вообще и человеческой природе любого мастера, в частности.

Тамара Владимировна Альхимович, замечательный резчик, вложившая много сил в формирование стиля 50-70-х гг., стиля тщательной резьбы, вводила в него и изображения архитектуры, людей, органично соединяя их с четко выполненным растительным узором.

В начале 50-х годов, в период пышности и помпезности в искусстве, она создала большую и типичную для своего времени работу «Большой театр». В клеймах по краям блюда — сцены из русских опер и балетов на темы сказок А.С. Пушкина («Сказка о рыбаке и рыбке», «Руслан и Людмила») и Ершова («Конек-горбунок»), по центру — Большой театр в широком лавровом венке. В творческих работах она не отходила от избранного направления, всегда неожиданно аранжировала в технике абрамцевско-кудринской резьбы и удачно перекладывала на художественный язык поразившие её темы, традиционные формы иных видов русского народного искусства. Определенным явлением стали её декоративные блюда 70-х гг., посвященные русским художественным промыслам.



 

Совремнная история хотьковского резного промысла, существовавшего на фабрике «Народное искусство», полна драматизма. К началу 90-х годов в результате приватизации он сворачивается. Лучшие резчики «уходили на улицу». Коллекция ассортиментного кабинета, где сосредоточены образцы резных работ начиная с 30-х гг., была свернута. Фабрика ненадолго становится товарной базой мануфактурного производства расписной матрешки в сопредельных районах Московской, Владимирской и отчасти Ярославской областей. Представляемые на Территориальный художественно-экспертный совет работы новоявленных кустарей были невысокого художественного качества. Ориентация арт-рынка 90-х годов на дешевую продукцию оказалась губительной для хотьковского промысла. Варианты матрешек-«подбутыльников» с дорогой абрамцево-кудринской резьбой, аккуратно заполненные растительным узором, не выдерживали конкуренции. Кризис больнее всего ударил по направлению высокохудожественных работ. Но это только выявило сложность проблемы дальнейшего развития искусства абрамцево-кудринской резьбы в современной русской культуре. В нашем обществе в соответствии с усилением «цивилизационного давления» распространилось представление о народном искусстве, как ярком средоточии праздничности, причем обязательно обряженном в националные одежды.

Это для любого общества было дорогим удовольствием. Слой потребителей, состав которого еще недавно определялся государственной поддержкой в виде закупок для международных выставок, для коллекций ведущих музеев, ушел в прошлое вместе с сформировавшей его политической системой. Современные «новые русские» не готовы воспринимать традиционное искусство, чтобы вкладывать в него средства.

После очередной смены хозяина хотьковской фабрики освободившиеся площади заняло выгодное поточное производство модных евроокон. В бывшем красном уголке работало несколько молодых женщин, оперативно и технично резавших простенькую «кудринку» на серийной продукции — токарных коробочках, поставцах и солонках, полуфабрикат которых, как многие кустари Подмосковья, покупали у нижегородцев на Измайловском оптовом рынке. Тогда и начался новый тип взаимоотношений промысла с обществом — велась подготовка новой коллекции резных изделий, которую предполагалось пустить в серию в 1995-96 гг.

Она должна была заменить дискредетировавшую себя на арт-рынке упрощённую «кудринку». Такой непривычный для хотьковской фабрики, «европейский» подход предусматривал сохранение тайны, разработку принципиально нового ассортимента и проведение в нужный момент презентации нового направления резных изделий. Коллекция ориентировалась также на токарные формы Измайловского рынка, что дешевле, чем восстановление собственного производства. А главным видом декорирования была избрана геометрическая резьба.

Несмотря на крайне неблагоприятные условия, абрамцево-кудринская резьба живет в творчестве ушедших «на вольные хлеба» художников. На выставках всегда демонстрируют свое искусство хотьковские мастера.

Благородное искусство резьбы по кости переживало в послевоенное время подъем. В Хотькове оно существует со времени организации художественно-промысловой артели «Народное искусство» в 1947 г. С гордостью тогда говорили о том, что «маленький город становится новым центром старинного промысла». Умело поставленное производство с самого начала ориентировалось на использование нового оборудования. Хотьковские мастера одними из первых осваивали возможности бормашины. Артель «Народное искусство» стала своего рода учебным центром для новых производств в других местах России, где «хотят научиться создавать художественные изделия из материалов, которые стоят очень дешево и имеются всюду в большом количестве». В то время считали естественным обучение своих мастеров в другом промысле, спокойнее смотрели на использование чужой художественной традиции, по мере возможности адаптируя её к особенностям своего производства.



 

За подготовкой художников-резчиков и одновременно созданием нового, отличающегося от других центров косторезного дела, асортиментом изделий следили ведущие московские резчики М.Д. Раков и С.П. Евангулов, первый замечательный мастер ажурной резьбы, а второй — резной скульптуры.

В Загорске еще в конце 30-х годов была ученическая группа, где В. Логинов, Ф. Мозиков, К. Зорилов, Цирульников изучали резьбу по кости. И когда возникла необходимость готовить мастеров косторезного дела, то первый набор учащихся в Абрамцевской профтехшколе учил В.Е. Логинов. Впоследствии он стал мастером косторезного цеха.

Не имея местных предшественников в обработке кости, коллектив промысла, естественно, опирался на особенности искусства косторезов русского Севера и Сибири, на работы мастеров монастырских мастерских в Сергиевском Посаде. За полвека здесь сложились собственные традиции. Они во многом определялись материалом — цевкой, костью крупного рогатого скота. Распиливая кость на тонкие пластины, узкие и короткие, толщиной в четыре — пять миллиметров, они умело набирали объемные формы. Из них изготавливали не только плоскостные предметы — миниатюрные панно, настольные экраны, но и женские украшения, скульптуру. При работе с пластинами благодаря особым приемам резьбы достигалось впечатление большей глубины и соответственно — большей толщины массива кости. Специфически «хотьковский» декоративный эффект создавала тонкая сетка ажурного растительного узора. Открытые поверхности заполнялись гравированным и подкрашенным узором. Здесь использовали северную традицию шкатулок и ларцов, оклейных и наборных из ажурных пластин. Самобытной особенностью хотьковской резьбы по кости является сочетание её с деревом, перламутром и эбонитом. Мастера резали курительные трубки и мундштуки.

Особенно органично сочетание красивой текстуры древесины с костяными вставками. Характерным примером является шкатулка «Мичурин» работы В.Е. Логинова. Корпус шкатулки из теплой древесины груши — хороших пропорций параллелепипед с красивыми профилями выступающей крышки и подставки.

Декоративные вставки созданы с соблюдением канона ретроклассицизма. Прямоугольник вставки обрамлен тонким профилем. В центре в широком венке основной сюжет — тонкого рельефа портрет или фигура, по краям ажурная сетка из ветвей, плодов и листьев.

Среди таких произведений привлекает выполненный коллективно корпус для настольных часов «Сбор урожая», шкатулки «Фигуристы» Д. Скубенко, «Юные мичуринцы» Ю. Строганова, «Сбор винограда» М. Дроздовой.

Применение твердой древесины самшита, как материала для узорных накладных пластин на деревянных изделиях, открыло путь особому направлению в хотьковской резьбе по дереву.

Наиболее привлекательной остается миниатюрная анималистическая скульптура. В ней преобладают сказочные сюжеты.

В.Е. Логинов и К. Г. Зорилов создавали декоративную скульптуру по мотивам басен и сказок, отдавая предпочтение ловкой лисичке — «Лиса и журавль», «Ворона и лисица». Назидательной сентенцией, к сожалению, актуальной в наше время, наполнено художественное решение чернильного прибора Ф. Мозикова на тему русской сказки «Вершки и корешки». Мужик и медведь с лопатами в руках обсуждают условия сделки, а вокруг стоят голые деревья и сучковатые кусты. Предмет «джентльменского» договора — крышки чернильниц в виде торчащей части репок с роскошной ботвой.



 

Ассортимент артели в конце 40-х гг. отличался завидным разнообразием. Но основой был мелкий, ходовой товар, который пользуется спросом до сих пор — точеные бусы, кулоны и броши, пряжки, пуговицы и резные гребни. Только для изготовления пуговиц, среди 25 видов которых различались рельефные с ажуром и просто ажурные, требовалось высокое мастерство резчика. В каждой воспроизведены прихотливые узоры звездочек и снежинок, нежные лепестки цветов.

Особенности требований к пуговицам — сохранение единого размера в данном типе, идентичности резного рисунка как в отдельном комплекте, так и во всей серии, — привел к разделению процесса их изготовления. Поэтому заготовку делали одни, наносили рисунок «елочки», «петельки» или «подснежника» , просверливали в ней отверстия для лобзика и пропиливали основные контуры — другие. Косторез завершал работу, превращал заготовку в законченную вещь, создавая затейливый ажурный орнамент красивого рельефа. Работы ведущих мастеров 60 — 70-х гг. К.Г. Зорилова, Б.Я. Денисова, Н.Х. Касимова, П.К. Ротина, Ю.С. Чурилова представляли искусство косторезов на выставках, хранятся в музеях (МНИ, СПГИХМЗ, ГМЭ и др.) В 80 — 90-е гг. усиливается интерес к традиционным формам искусства. Лучшие резчики, в том числе отец и сын Саломакины, А. Овчинников, Ю. Костиков внимательно изучают особенности православной традиции. Появляются циклы, связанные с жанрами подарочного яйца, дарохранительницы, резной иконы. Помимо канонических изображений святых осваиваются строгие формы шрифтов. Эти произведения отличаются неоправданной сухостью и старательной точностью.

В середине 90-х гг. одной из последних попыток сохранения на промысле резьбы по кости было создание небольшого участка, где несколько косторезов «гнали» выгодный ассортимент. Предпочтение отдавалось бижутерии. Преобладали сквозной резьбы и миниатюрной цветочной росписи серьги, кулоны, заколки для волос. Сами мастера, кроме того, резали шахматы и скульптуру, причем тематика соответствовала широкому спектру вкусовых предпочтений заказчиков, вплоть до композиций эротического свойства по знакам зодиака. Естественно, что с появлением на рынке традиционного сырья, дорогой слоновой и мамонтовой кости, меняется характер работ, возвращается богатство пластических решений, столь для них естественное. О существовании искусства резьбы по кости в Хотьково свидетельствует участие хотьковского мастера на Всероссийской художественной выставке «Россия-IX» (Москва, Большой Манеж, 1999 г.). Были показаны работы профессионального резчика по кости, члена Союза художников Ю. Хмелевского — скульптура «Иконописец», плакетка-икона «Святой образ» и изображение экзотической зверюшки броненосца, давно привлекавшего художника.

Более двадцати лет отошедший от педагогической деятельности, он полностью отдался творческой работе. Хотьковская резьба по кости, несмотря на свойственные нашему времени сложности, развивается как самостоятельное художественное явление.

Большинству приверженцев искусства русских художественных промыслов Хотьково открывается через уникальное художественное училище, имеющее более чем столетнюю историю. Сейчас оно известно как Абрамцевский художественно-промышленный колледж им. В.М. Васнецова. Символично, что один из наших живописцев-сказочников, воспевший окрестную землю, как хранительницу пейзажей самых лиричных русских сказок, заслуженно стал символом этого учебного заведения.



 

После того как усадьбу Абрамцево в 1918 г. превратили в музей-заповедник, столярная мастерская стала Школой кустарного ученичества. В 1922 г. в Хотькове была открыта для беспризорников другая Школа кустарного ученичества. На их основе в 1930 г. была создана профтехшкола, получившая название «Абрамцевская». В соответствии с местной ремесленно-художественной традицией готовили резчиков и токарей по дереву, столяров-краснодеревщиков, а с 1947 г. — резчиков по кости.

Школа непосредственно работала с художественным промыслом, была его составной частью, подготавливая мастеров-исполнителей, овладевших особенностями местной художественной традиции резьбы.

В связи с активизацией производства художественных промыслов России возникла потребность не только в увеличении выпуска резчиков, но и в расширении специализации, повышения уровня их квалификации. На базе школы в 1957 г. был создан техникум — Абрамцевское художественно-промышленное училище. Базовыми профессиями квалификации «художник — мастер» до сих пор остаются художественная обработка дерева, камня и кости (традиционная резьба, столярка, токарка, скульптура, архитектура малых форм, дизайн утилитарно-художественных изделий и др.), художественная обработка металла (чеканка, ковка, литье, ювелирное дело, художественная эмаль и пр.), художественная керамика (керамическая посуда, игрушка и скульптура, декоративные изделия, архитектурные формы и пр.), художественная роспись (декоративная роспись, прежде всего по фарфору).

В училище сложился опытный педагогический коллектив, в котором в разные периоды работали преподаватели и художники А.А. Топорков, А.И. Алтухов, М.Ф. Крестьянинова, М.В. Розанова, М.А. Гаврилюк, А.И. Тоншина, И.Г. Аникеева, В.Г. Николаев, Ю.В. Андреев, М.И. Моисеев, Ж.И. Кумпан, Л.В. Новихина, Г.М. Омельченко, В.И. Полин, В.И. Лящук, Ю.И. Булыгин, А.А. Колотилов, Л.Л. Лехова, Л.Н. Большакова, Е.С. Галуева, А.Н. Петров, ГЛ. Дегтярев, В.Ф. Лемешек, А.Т. и А.А. Дроздовские, Г.М. Еськин, В.П. Синявин, В.А. и Л.Г. Ермиловы и многие другие. Более 30 лет колледж возглавлял заслуженный учитель РСФСР ЮЛ. Цыпин, сейчас руководит коллективом заслуженный учитель России Л.Д. Дымент.

Из стен училища вышло несколько поколений художников, которые самоотверженно возрождали угасавшие промыслы, способствовали развитию местных традиций. Хорошей адаптации молодых специалистов в производственных условиях способствует вся система обучения. Практическую подготовку получают в экспериментальных учебно-производственных мастерских. Учебные и творческие задания обязательно чередуются с созданием оригинальной продукции для ведущих магазинов и салонов Москвы.

Прекрасным собранием раритетов Абрамцево-кудринского промысла и квалификационных работ студентов укомплектован кабинет художественных образцов, для солидности его называют «Музеем училища».

В нем более двух тысяч уникальных произведений, отражающих особенности понимания русских традиций на протяжении более 100 лет. По эскизам В.М. Васнецова, В.П. Ворноскова в XIX- начале XX веков сделаны отдельные предметы мебели и небольшие изделия. Визитной карточкой кабинета стала входная резная дверь с изображением семьи совушек, изготовленная местными мастерами по проекту Е.Д. Поленовой. Но в основном демонстрируются дипломные проекты. Большинство из них отражает бережное отношение к народному искусству. Немало оригинальных находок — от собственной трактовки традиционной формы в отдельном предмете и её аранжировки в целом комплекте, до создания новых типов изделий. В них виден активный поиск современных по назначению вещей, соответствующих изменяющимся условиям быта и особенностям применения предметов. Студенты переходят от единичных предметов — декоративной пластики, блюд и панно, ваз и ковшей, ларцов и шкатулок, солонок и пряничных досок, к более сложным задачам решения ансамбля, например, к многопредметным вещам наподобие матрешки и ансамблям малой и детской мебели, выполненным из разных пород дерева с применением традиционных способов декорирования и отделки: резьбы и росписи, инкрустации и простой многоцветной окраски. Самые разные способы художественной обработки кости, от архаичных приемов с помощью простых резцов — «клопиков» до новейшей бормашины, оклейные работы и скульптурную резьбу демонстрируют в своих произведениях юные косторезы, умело обрабатывая и раскрывая скрытую красоту не только благородной слоновой косточки , зуба кашалота и бивня мамонта, но и простой цевки — «скотской» как говорят в Якутии, и «животной кости» — у русских мастеров. Изысканная ажурная резьба придает вид драгоценностей не только серьгам и кулонам, но и крохотным игольницам, наборам шахматных фигур и столь традиционным ларцам и шкатулкам. Камень привлекает разнообразием фактур и сложным рисунком и цветом поверхности: разнообразны наборные панно-картины, резная скульптура и светильники из мягких уральских пород. В ювелирных изделиях оригинально обработанный камень органично объединяется металлической оправой.

Имеется в коллекции практически полный набор основных видов художественной обработки металла — образцы хорошей ковки — светцы и дверные приборы, каминные наборы, чеканные, гравированные, с насечкой или золотой наводкой блюда и панно, яркие россыпи перегородчатой эмали, предметы для стола и украшения в древних техниках скани с зернью.

С ростом мастерства студенты стремятся решать более сложные художественные и чисто технические задачи, делают крупные вещи и целые ансамбли, сочетают простой металл с деревом — ларцы, дарохранительницы, двери и пр. Нередко такие комплексы оформления интерьеров колледжа делают целые бригады, специалисты в обработке применяемых материалов. Коллекции кабинета образцов являясь уникальным собранием, последовательно, а с 50-гг. практически без перерывов, раскрывают развитие педагогических воззрений педагогов, отражают в ярко выраженных образах изменение общественных потребностей, художественных вкусов. Они — прекрасный источник комплектации отечественных и международных выставок.

Экспозиция доступна для «организованного посетителя», она открыта как для специалистов, так и для горожан, гостей города, области и нашей страны.

Народный художественный промысел — это не только фабрика, монопольный владелец традиции, где собранные за забором рабочие изготавливают резные, выдержанные в едином, «апробированном стиле» столярные и токарные изделия, а явление более широкое. Его основа — «живая традиция», творческий потенциал людей и производственные возможности территории, независимо от того, кому принадлежат её составные части, самому мастеру как «носителю традиции» и физическому лицу или предприятию, учреждению, училищу. «Овеществленной частью традиции» являются материализованные результаты творческого труда мастеров, в первую очередь произведения, созданные их личным и коллективным трудом, радующие людей, хранящиеся в музеях, кабинетах образцов, мастерских и в домашних собраниях. Поэтому имя промысла всегда равнозначно имени его родной земли. При его упоминании сразу возникают яркие образы — череда типичных форм предметов, характерные резные узоры и обжитые холмистые пейзажи Хотькова с заповедными лесами.